Возврат некачественных автомобилей производителю

Ошибочное толкование законодательства и связанные с этим проблемы: какие поправки стоит внести в Закон о защите прав потребителей.

В сфере защиты прав потребителей одном из самых сложных сегментов является возврат некачественных автомобилей производителю (продавцу), но зачастую можно столкнуться с недопустимой ситуацией, обусловленной тем, что правоприменителем законы нередко трактуются произвольно.

Например, в законе прямо указано: если гарантийный ремонт автомобиля превысил 45 дней, можно отказаться от договора купли-продажи и вернуть автомобиль. Тем не менее суды порой назначают судебную экспертизу по дефекту, который уже признан производственным, а также ставят перед экспертами вопросы о сроках и стоимости устранения такого дефекта, и если в экспертном заключении будет указано, что устранить такой дефект можно, скажем, за три часа за 20 тыс. руб., то в удовлетворении исковых требований может быть отказано на том основании, что дефект несущественный. При этом суды зачастую не обращают внимание на противоречие – если дефект можно оперативно устранить, почему в таком случае до обращения в суд этого не смогли сделать за 45 дней?

На данный момент в области защиты прав потребителей встречаются следующие нарушения законодательства, обусловленные в том числе его самостоятельным толкованием судами.

Нарушение 45-дневного срока устранения недостатков (гарантийного ремонта)

Так, решением Люберецкого городского суда Московской области от 23 декабря 2021 г. по делу № 2-5654/2021 был установлен весь предмет доказывания:

  • — наличие гарантийного срока на автомобиль;
  • — наличие производственного дефекта;
  • — обращение за устранением недостатков в период гарантии;
  • — нарушение 45-дневного срока для устранения.

Несмотря на это, в удовлетворении исковых требований было отказано.

При этом суд не учел положения п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» (далее – Постановление Пленума ВС № 17), в котором разъяснено: недостаток технически сложного товара, на устранение которого затрачивается время, превышающее установленный соглашением сторон и ограниченный 45 днями срок, является существенным.

При этом суд прямо поставил эксперту-автотехнику вопрос правового характера, а именно: «Является ли недостаток существенным?». Судье были представлены письменные возражения на данный вопрос с указанием на разъяснения ВС РФ, изложенные в Определении от 31 января 2012 г. № 14-В11-24, согласно которым понятие существенного недостатка является правовым, и его наличие подлежит установлению судом в каждом конкретном случае, исходя из исследованных обстоятельств дела.

Чтобы исключить подобные нарушения, в Законе о защите прав потребителей необходимо прямо указать, что нарушение сроков устранения недостатков является основанием для отказа от договора купли-продажи независимо от того, насколько существенными были отступления от требований к качеству товара, установленных ст. 4 Закона.

Если автомобиль продан с дефектами

Еще один пример из правоприменительной практики касается продажи автомобилей с дефектами. К сожалению, суды нередко препятствуют возврату продавцу автомобилей, в которых потребитель выявил недостатки в течение 15 дней с момента покупки. Например, вместо удовлетворения исковых требований о возврате автомобиля суды взыскивают в пользу истца стоимость устранения выявленных им недостатков ТС.

Так, Нижнекамским городским судом Республики Татарстан по делу № 2-18/2022 был установлен весь предмет доказывания:

  • — наличие гарантийного срока на автомобиль;
  • — наличие производственного дефекта;
  • — обращение истца к изготовителю с требованием возврата автомобиля в течение 15 дней с момента покупки автомобиля.

По итогам рассмотрения дела вместо возврата автомобиля продавцу, о чем просил истец, суд обязал ответчика выплатить в пользу истца 25,6 тыс. руб. – стоимость ремонта лакокрасочного покрытия ТС. Тем самым суд не учел п. 38 Постановления Пленума ВС № 17, в котором указано, что покупатель вправе требовать замены технически сложного товара либо отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы – независимо от того, насколько существенными были отступления от требований к качеству товара, установленных в ст. 4 Закона о защите прав потребителей, – при условии, что такие требования были предъявлены в течение 15 дней со дня его передачи потребителю.

Для решения проблемы представляется целесообразным внести изменения в Закон о защите прав потребителей, предусмотрев, что выявление недостатков в течение 15 дней со дня покупки является основанием для отказа от договора купли-продажи независимо от того, насколько существенными были отступления от требований к качеству товара, установленных в ст. 4 Закона.

Некоторые суды считают, что срок в 45 дней отведен не на устранение недостатков товара в целом, а именно на ремонт. При этом в наименовании ст. 20 Закона о защите прав потребителей фигурирует именно «устранение недостатков товара».

Устранение недостатков включает несколько стадий, а именно:

  • — вывоз неисправного автомобиля на эвакуаторе;
  • — осмотр;
  • — заказ запчастей;
  • — выполнение ремонтных работ.

Некоторые суды «считают» только сроки ремонта, которые по документам продавца занимают, как правило, день-два.

В качестве примеров неправильного судебного толкования приведу следующие.

Так, согласно апелляционному определению Судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 3 апреля 2019 г. по делу № 33-4388/2019 срок устранения недостатков товара подлежит исчислению с момента передачи товара в ремонт до выдачи его потребителю после ремонта.

По смыслу ст. 20 Закона о защите право потребителей срок устранения недостатков товара – независимо от наличия (отсутствия) письменного соглашения сторон – не может превышать 45 дней и подлежит исчислению с момента передачи товара в ремонт вплоть до выдачи его потребителю после ремонта. При этом названная норма закона не содержит четких определений терминов, а лишь указывает на минимальное объективно необходимое время для устранения недостатков, что связано со сроком, требующимся для ремонта, и, в свою очередь, зависит от вида товара и характера дефектов.

 

Другой пример – апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 27 декабря 2018 г. по делу № 33-15432/2018. В этом деле доводы истца о том, что срок устранения недостатков необходимо исчислять с момента получения ответчиком претензии, основаны на неверном толковании норм права, в связи с чем обоснованно признаны судом несостоятельными. По смыслу положений п. 1 ст. 20 Закона о защите прав потребителей срок устранения недостатков товара – независимо от того, имеется ли соответствующее письменное соглашение сторон, – не может превышать 45 дней и подлежит исчислению с момента передачи товара в ремонт до его выдачи потребителю.

Определение сроков устранения недостатков в соответствии со ст. 20 Закона о защите прав потребителей стало обстоятельством, имеющим значение для дела при разрешении спора (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 31 июля 2018 г. по делу № 33-4669/2018).

В еще одном примере суд правильно истолковал ст. 20 Закона о защите прав потребителей. Как указано в определении Седьмого кассационного суда общей юрисдикции от 31 декабря 2019 г. по делу № 8Г-1842/2019, указанная норма закона связывает начало течения срока устранения недостатков товара с моментом предъявления потребителем соответствующего требования и предусматривает в качестве самостоятельного основания для расторжения договора купли-продажи технически сложного товара ненадлежащего качества не только наличие существенного недостатка, но и нарушение установленных законом сроков устранения недостатков.

Таким образом, считаю необходимым прямо установить в законе, что начало течения срока устранения недостатков товара исчисляется с момента предъявления потребителем соответствующего требования.

Отказ в возврате автомобиля изготовителю (импортеру)

На практике изготовитель автомобиля, в котором выявлены недостатки, может просто не принять его, и в таком случае вернуть ТС будет невозможно.

Так, в апелляционном определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 22 апреля 2015 г. по делу № 33-1308/2015 указано: «Возврат товара изготовителю является самостоятельным способом защиты потребителем своих прав и осуществляется по его решению, в связи с чем должен предшествовать возникновению у потребителя права требования возврата уплаченной суммы. В отличие от возврата товара продавцу, который является следствием удовлетворения требования потребителя о расторжении договора купли-продажи и поэтому может быть осуществлен лишь по требованию продавца (абз. 6 п. 1 ст. 18 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 “О защите прав потребителей”), исходя из положений абз. 2 п. 3 ст. 18 указанного закона возврат товара изготовителю является самостоятельным способом защиты потребителем своих прав и осуществляется по его решению, а потому должен предшествовать возникновению у потребителя права требования возврата уплаченной суммы».

Как следствие, на практике появились две линии незаконного поведения производителей (импортеров) ТС, опирающиеся на данное толкование закона.

Первая: изготовитель уклоняется от приемки автомобиля и в суде утверждает, что потребитель машину ему не вернул. Суды в итоге принимают решение в пользу изготовителя (ответчика). При этом они зачастую не исследуют вопрос, каким образом потребитель может передать машину изготовителю, если тот уклоняется от ее приемки и не реагирует на письма?

Вторая: после того как автомобиль возвращается изготовителю, тот ремонтирует его, а затем сообщает потребителю, что автомобиль был исправен, и даже требует от потребителя компенсации расходов на проведение экспертизы.

Для решения указанной проблемы в законе, на мой взгляд, необходимо определить, что возврат автомобиля изготовителю не означает его физическую передачу, а представляет собой обращение с письменным требованием о возврате, после получения которого изготовитель обязан провести проверку качества автомобиля и может оставить автомобиль у себя только в случае, если подтвердит дефект автомобиля и готовность удовлетворить требование потребителя.

Потребитель не должен доказывать, что является таковым

Закон о защите прав потребителей содержит единственную презумпцию в отношении товаров – доказывание недостатков товара, выявленных в период гарантийного срока (п. 6 ст. 18). Иных презумпций – в том числе о том, что потребитель должен доказывать, что является потребителем, – закон не содержит.

При этом физические лица, не зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей, которые приобрели автобусы (микроавтобусы, грузовые автомашины и т.п.), нередко вынуждены доказывать, что они являются потребителями, а данный товар не предназначен для коммерческого использования. Порой суды не останавливает даже наличие в деле определений арбитражных судов, которыми установлено, что данные граждане, исходя из заключенных ими договоров купли-продажи ТС, не являются предпринимателями.

В связи с этим представляется необходимым предусмотреть в Законе о защите прав потребителей, что предпринимательская деятельность для целей данного закона доказывается посредством либо факта регистрации гражданина в качестве ИП, либо фактом конкретных сделок, направленных на систематическое извлечение прибыли при помощи товара, в отношении которого возник судебный спор.

Отказ в возмещении потребителю убытков в виде процентов по потребительскому кредиту

Некоторые суды, к сожалению, ошибаются, необоснованно доверяя возражениям изготовителей товаров о том, что те не обязаны возмещать проценты по потребительскому кредиту в случае возврата потребителем товара с недостатками и обязан возмещать их только продавец.

Проблема, на мой взгляд, кроется к некорректной формулировке п. 6 ст. 24 Закона о защите прав потребителей, а именно: «в случае возврата товара ненадлежащего качества, приобретенного потребителем за счет потребительского кредита (займа), продавец (выделено мной. – С.С.) обязан возвратить потребителю уплаченную за товар денежную сумму, а также возместить уплаченные потребителем проценты и иные платежи по договору потребительского кредита (займа)».

На самом деле проценты с изготовителей все равно взыскиваются вышестоящими судебными инстанциями со ссылкой на п. 2 ст. 13 Закона о защите прав потребителей, в котором установлено правило полного возмещения всех убытков потребителя.

В связи с этим п. 6 ст. 24 закона представляется целесообразным дополнить словом «изготовитель (импортер)».

Необоснованное снижение неустойки штрафа со ссылкой на ст. 333 ГК РФ

Проблемы, связанные с необоснованным снижением судами неустойки, уже больше 10 лет обсуждаются как на уровне госорганов, так и в юридическом сообществе. Так, суды порой снижают размер неустойки по собственному усмотрению и даже при отсутствии оснований. Также они стали необоснованно снижать размер штрафа, который раньше не снижали (пока его ошибочно зачисляли в бюджет, а не потребителю).

В связи с этим представляется необходимым запретить на законодательном уровне снижение неустойки и штрафа по делам о защите прав потребителей, ограничив при этом размер неустойки стоимостью товара за каждый календарный год до момента вынесения судом решения.

Станислав Сазонов, юрист
«Адвокатская газета»

Подпишись на наш TELEGRAM канал

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*


Защита от ботов *