Бей ментов?

Верховный суд России подтвердил право граждан активно сопротивляться должностным лицам, когда те совершают преступные действия. «… например, допустима защита от заведомо незаконного применения силы со стороны сотрудников правоохранительных органов», — говорится в проекте постановления пленума ВС, который цитирует «Интерфакс».

Легендарный лозунг «Нургалиев разрешил» спустя три года после памятной речи бывшего начальника МВД неожиданно нашел подтверждение в Верховном Суде. То есть мы находимся в одном шаге от официального разрешения бить полицейских. Ну, что же, готовьтесь к войне, дорогие товарищи. Потому что если такое решение действительно будет принято, то это с одной стороны будет торжеством справедливости, а с другой стороны — подлинным безумием. Реальность такова, что мы живем в стране, где правоохранительные органы часто действуют как вооруженная банда. Мы видим, как часто протестные акции завершаются побоями и грубыми произвольными задержаниями простых граждан ОМОНом.

И мы понимаем, что совершенно бессильны против этого насилия. И мы видим, как сейчас пытаются привлечь десятки людей к ответственности за нападение на сотрудников полиции в ходе событий на Болотной. И мы в сердцах говорим, что очень жаль, что такому охамевшему омоновцу нельзя дать сдачи, потому что мы никто, а он представитель закона и трогать его ни в коем случае нельзя. Но вот теперь оказывается, что трогать можно! Что сдачи дать можно и даже нужно. Что судить человека за то, что он дал в жбан менту, который бил его ногами — это правильно, это законно, и вообще это клёво. И по логике вещей, коль скоро полиция постоянно применяет незаконную силу, граждане будут совершенно законно постоянно бить полицию в ответ.

Таким образом, мы стоим на пороге абсолютно легального мордобоя, фактической войны между полицией и народом. Но именно поэтому я считаю, что решение Верховного Суда будет безумием. Кто определит, правильно или нет применяет силу полиция? Точнее, кто определит, что сила применяется именно неправильно и незаконно? Определить это некому! В толпе, на площади, когда кругом крики, давка, летает асфальт и мелькают дубинки разобраться моментально нельзя. Нужна третья сторона, которая может непредвзято оценить поведение и полиции и граждан. Но откуда там возьмется эта третья сторона и что это вообще за непредвзятая, компетентная сторона, которая внезапно окажется в самом пекле побоища?

Очевидно, что решение о праве применять силу будет приниматься уже потом и приниматься в суде. А суд всегда встанет на сторону полиции. Стало быть граждан провоцируют на насилие в отношении полиции, а потом в любом случае признают виновными. Хотя фактически, эти люди будут просто защищаться.

АВТОР: Антон Орехъ

Нургалиев разрешил, а суд еще нет

Верховный суд хочет закрепить за россиянами право на оборону от должностных лиц, в том числе представителей правоохранительных органов. Это право вытекает из положений действующего законодательства, но МВД против напоминания о ставшей известной присказке «Нургалиев разрешил»: оно «закрепляет в массовом сознании» неправильную тенденцию и «умаляет авторитет власти».

В постановлении пленума Верховного суда (ВС) «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» может появиться пункт о праве граждан на оборону от незаконных действий должностных лиц. Этот пункт есть в проекте постановления пленума, слушания которого в четверг состоялись в Верховном суде. Суд озаботился разъяснением закона о праве на самооборону после инцидента в апреле этого года в Тульской области, где предприниматель, защищая свою семью, убил троих из четверых грабителей, ворвавшихся в его дом. Тогда не исключалось, что предприниматель получит длительный уголовный срок за превышение пределов необходимой обороны. Претензии следственных органов были сняты после вмешательства в дело региональных властей.

Право граждан на оборону регламентирует ст. 37 УК РФ. Согласно закону, преступлением не считается причинение вреда «при защите личности и прав обороняющегося от общественно опасного посягательства», если жертве угрожает опасное для жизни насилие. Если же посягательство с насилием, опасным для жизни, не сопряжено, то самооборона считается правомерной, если она остается в «пределах необходимой». Если на жертву нападают неожиданно, то никаких пределов необходимой обороны не устанавливается, – это следует из закона (этот пункт повлиял на судьбу тульского предпринимателя, следовало из высказываний участников пленума Верховного суда).

Положения закона о необходимой обороне «в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения», отмечено в ст. 37. Отсюда вытекает, что у граждан есть право на применение активных мер защиты и против преступных действий должностных лиц», говорится в проекте постановления пленума ВС.

 

«Например, допустима защита от заведомо незаконного применения силы со стороны сотрудников правоохранительных органов», – поясняется в проекте постановления пленума. Речь идет, в частности, о пытках в отделениях полиции, уточняли выступавшие на заседании пленума, вспоминая скандал в Татарстане, где полицейские насиловали задержанного бутылкой из-под шампанского. В то же время «не образуют состояние необходимой обороны правомерные действия должностных лиц, даже если они сопряжены с причинением вреда или угрозой его применения», говорится в проекте документа. Речь о «применении в установленных законом случаях силы сотрудниками полиции при обеспечении общественного порядка и др.», поясняется в проекте постановления.

Вопрос о допустимости сопротивления незаконным действиям сотрудников тогда еще милиции породил в ноябре 2009 года интернет-мем «Нургалиев разрешил», быстро ставший популярным в народе. Тогдашний министр внутренних дел Рашид Нургалиев, объясняя, каким образом должен действовать гражданин, если на него безосновательно нападает сотрудник правоохранительных органов, заявил: «Если идет нападение, то в любом случае должна быть самооборона. Если гражданин не преступник, если он идет спокойно и ничего не нарушает, а какой-то милиционер начинает его бить, то да. На основании чего? Он что, преступник? Конечно, наверное, здесь будет именно та заваруха, о которой мы говорим. Поэтому мы здесь все равны, а гражданин будет вдвойне равен».

К моменту окончательного принятия постановления пункт о праве граждан на оборону от должностных лиц может быть исключен из документа.

По словам судьи Верховного суда Валерия Степалина, представлявшего проект документа на заседании пленума, в рабочей группе есть две точки зрения на это положение: часть специалистов считает, что упоминание о праве граждан на оборону от должностных лиц «умаляет авторитет власти», рассказал Степалин. «Но мы считаем, что этот пункт необходимо оставить, так как не секрет, что превышение должностных полномочий в жизни имеет место. Такие случаи потом получают широкую огласку», – пояснил судья. Один из противников напоминания гражданам об их праве обороняться от незаконных действий должностных лиц – МВД.

«Нас беспокоит тенденция закрепления в массовом сознании установки на допустимость активно сопротивления законным действиям органов правопорядка в рамках нарастающего числа случаев подобного противодействия», – прямо заявил замминистра внутренних дел России Игорь Зубов.

По словам чиновника, сотрудники полиции, «особенно работающие на Северном Кавказе почти ежедневно вынуждены применять насилие». В 2011 году погибло больше 300 сотрудников полиции, больше 3 тысяч были ранены, с начала 2012 года погибли 118 полицейских, рассказал Зубов. При этом МВД признает факты «непропорционального, а зачастую и незаконного» применения силы полицейскими в процессе оперативной деятельности, сказал Зубов. «Это вызывает справедливую озабоченность общества, мы это видим и принимаем меры по наведению порядка в системе министерства», – заверил замминистра.

Фраза о праве граждан на оборону от незаконных действий должностных лиц в постановлении пленума – всего лишь пересказ положения статьи 37 УК РФ, говорит глава правозащитной ассоциации АГОРА Павел Чиков. «Однако увязывать право на оборону от должностных лиц) с законностью-незаконностью их действий – это значит выхолащивать его», – отмечает правозащитник. Смысл необходимой обороны заключается в том, что человек заранее знает, в каких ситуациях «он точно может защититься активно», поясняет собеседник «Газеты.Ru».

«А как человек может заранее знать о законности или незаконности действий должностных лиц? Понятно, что если ему в задницу бутылку из-под шампанского засовывают – наверное, но у нас Назаров (задержанный, погибший от пыток в Татарстане. – «Газета.Ru») физически не мог сопротивляться», – указывает Чиков.

В практике АГОРЫ были случаи, когда задержанные активно сопротивлялись пыткам в отделениях полиции, рассказал Чиков. Нескольким людям удалось отбиться от пыток, угрожая полицейским подручными предметами, и никаких дел за сопротивление полиции на них возбуждено не было, рассказал собеседник «Газеты.Ru». «Но советовать такую вещь ни один юрист не будет», – считает Чиков.

Автор: Светлана Бочарова

Telegram канал Подпишись на наш TELEGRAM канал

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*